Жесткие разборки в Кохме на улице Лермонтова, напомним, произошли в ночь на 26 июня. Сторону обвинения мы выслушали, официальную позицию следствия опубликовали.

Дали слово и супруге обвиняемого Александра Краснова, Елене. Она рассказала свою версию событий той ночи.

В распоряжении редакции «Ивановских новостей» появилась дополнительная информация о событиях той ночи и их последствиях.

Как рассказал адвокат кохомского стрелка Марк Цветков, умысла убивать у Александра Краснова не было.

- Данных лиц (погибшего и раненого) он вообще не знал. Это подтверждают и сами нападавшие. Они тоже говорят о том, что сначала Александр стрелял в воздух, и на некоторое время отпугнул толпу. Участники конфликта отошли от забора. Но потом вернулись снова – с новой партией булыжников, и все повторилось, - говорит правозащитник.

К этому времени толпа разбила четыре автомобиля: «Ниву Шевроле», «Мазду», «Опель» и «Мерседес». Это личный транспорт гостей Красновых. Владельцы написали заявления в полицию.

Как раз во время второй стрельбы Краснова смертельное ранение получил один из нападающих. И хозяин дома вышел за калитку, потребовав уйти. Скончался молодой уроженец Таджикистана в больнице. Туда же земляки привезли и раненого.

По словам очевидцев, гостей и, по словам семьи Красновых, у нападающих были арматура и оружие, из которого и ранили Краснова. По делу назначили ряд экспертиз, одна из которых – баллистическая. Следствие пока не ознакомило Краснова и его адвоката с результатами этой экспертизы.

Она ответит на вопрос, из какого оружия были произведен выстрел в пострадавших, точно ли это картечь из карабина «Сайга», который принадлежит Краснову.

Адвокату известно о том, что установлены личности 4-х нападавших. Они признают, что у них были камни. Наличие оружия отрицают. Личности остальных участников нападения так и не установили.