Курсы ЦБ
63.23
73.72

Кирилл ИГНАТЬЕВ: «Доверие - это очень важное качество в бизнесе сегодняшнего дня»

Бизнес 897 26.02.18, 10:00
Кирилл ИГНАТЬЕВ: «Доверие - это очень важное качество в бизнесе сегодняшнего дня»

Наш сегодняшний собеседник, гость, эксперт в разных вопросах - персона грата, которая лишний раз не нуждается в представлении. Ивановцам он больше знаком как владелец ТЦ «Серебряный город» и очень успешный человек.

Поделиться секретами своего успеха Кирилл Игнатьев согласился и с читателями городского портала IvDay.ru.

Читайте - о первом заработанном миллионе долларов, проектах будущего, выгодных и провальных бизнес-сферах настоящего, о «гении» Березовского и кандидатах президентских выборов, потенциале ивановского врио губернатора Воскресенского, «Ласточке» и экономических перспективах Ивановского региона, о благотворительности и грамотной политике любой частной компании, о новых направлениях в бизнесе и умении привлекать серьезных инвесторов.

«Мы поставили амбициозную задачу. И достигнем ее»

- Кирилл Борисович, Вы – предприниматель, инвестор, меценат, футуролог, долларовый миллионер, владелец ТЦ «Серебряный город», отец, муж, инвестор. Скажите, пожалуйста, чтобы бы Вы сами еще добавили к этому списку?

- Мне трудно добавить что-то про себя. Хотя я могу сказать, что я профессиональный экономист. Что с момента окончания института и до сих пор мне доставляет особое удовольствие - так это преподавательская деятельность. Я бы даже сказал, что это - моя миссия. И я никогда не бросал преподавание. Буквально с 25 лет, и вот даже сейчас я к вам приехал с лекции. Поэтому, наверное, я - практикующий преподаватель и экономист.

- Мы встречаемся с Вами в начале года. И уже можно точно оценить, каким выдался прошедший год. Скажите, каким 2017 год был конкретно для Вас? И каких успехов Вы достигли в бизнесе? А были, может быть, какие-то личные достижения, и об этом готовы рассказать читателям городского портала IvDay.ru.

- Огромный прорыв мы сделали в области производства изделий из композитов. У нас есть компания, которая занимается инжинирингом и прототипированием очень крутых, на мой взгляд, современных вещей. У неё большое портфолио: мы делали кузов для Bugatti Veyron, военные беспилотники, электромопед, стол дополненной реальности для Kaspersky Lab. Участвовали в проекте «Миллиметрон». Это космический телескоп! До этого мы занимались инжинирингом и производством каких-то сложных, но разовых изделий. В этом году мы создали те продукты, которые хотим в ближайшее время выпускать массово. Это очень легкий складной велосипед, электробайк и чемоданы.

- Какие-то особенные чемоданы?

- Очень интересные, стильные и «умные». Они показывают не только вес содержимого, но и местонахождение чемодана. Замок реагирует на отпечатки пальцев, как на вашем смартфоне. И у этого чемодана есть еще одно преимущество: он очень легкий. Я сейчас говорю о том, что это будет не разовая, а уже серийная продукция. То есть мы для себя поставили такую амбициозную задачу – показать, что в России можно делать очень качественные современные продукты, лидирующие в мире по своим характеристикам. И я уверен, что в прошлом году у нас получилось сделать прототипы - настоящие, которые можно попробовать, посмотреть, испытать. Я считаю, что это наше основное событие в 2017 году. А в этом году задача – их выпускать и продавать.

- Где находится производство? Как это связано с Ивановской областью?

- Частично связано. Инжиниринг и дизайн находятся в Москве. Но серийное производство чемоданов мы предполагаем проводить здесь, в Ивановской области. И первый цех этого производства мы планируем расположить на площадях бывшей фабрики «ЗиМА». Мы там уже арендовали помещения. Это будет первое серийное производство этого продукта. Но не последнее. Наша модель – компактные производства в разных городах рядом с агломерациями, то есть недалеко от потребителя. В будущем по нашей лицензии такие продукты можно будет производить и в Иванове, и в Петербурге, в Италии и в Японии. Мы исходим из того, что это будет задача большого количества наших партнеров, кому можно передать технологии. Продавать будем на международный рынок, а производить будем не обязательно мы. Мы пытаемся сейчас создать дешевую технологию, испытать ее в Иванове. Впервые в мире! Называем это композитной технологической ячейкой. А затем ее масштабировать, в том числе, и за счет партнеров и сторонних инвесторов. Сейчас ведём переговоры с колледжами, чтобы обучать таким технологиям будущих мастеров с 16 лет.

«Инвестируем только в большую доходность»

- Вы возглавляете группу компаний «Русские инвестиции», в портфель которой входит огромное количество проектов, в том числе и медиа. Эти проекты требуют больших дотаций. Выступаете в данном случае как меценаты?

- У нас всего один медиапроект, абсолютно дотационный, - это газета «Плесские Ведомости». Ее мы издаем уже несколько лет. Я очень люблю Плес. Это не поселок, а город. А у жителей настоящего города должна быть своя газета, которая объединяет людей. Больше у нас никаких медиа-проектов нет и не было за последние 10 лет. Когда-то я участвовал в них. Но это было в прошлом веке.

- Какие из направлений ГК доходные?

- Компания «Русские инвестиции» открыта для привлечения финансов различных инвесторов. Но все эти деньги инвестируем только в те сферы, в которых, как считаем, сегодня есть достаточно большая доходность. Поэтому у нас направления меняются. В 90-е годы у нас были медиапроекты. Но потом мы посчитали, что этот рынок не сильно перспективный. И начали участвовать в проектах строительства жилья, девелопменте, телекоме. В момент кризиса 2008-2009 годов мы поняли, что строительный бум, в первую очередь жилое строительство, которое тогда росло, как на дрожжах, этот кризис остановил. И больше такого роста не будет никогда! В нашем понимании те, кто очень надежно, устойчиво, стабильно инвестировал в одну сферу, - сферу строительства, неизбежно столкнулись с обычными кризисными проблемами. Потому что сначала упал уровень жизни людей, и сократились продажи. А потом, как сейчас мы это чувствуем, этот рынок в значительной степени уходит не только в продажу, но и в аренду жилья. Аренда будет расти, продаж будет все меньше, даже если кризис в стране закончится. Мы закончили с девелопментом и перешли в коммерческую деятельность, потому что там есть текущий денежный поток. Вывод из кризиса 2008 – 2009 года был: ежемесячные доходы важнее растущей капитализации. А лет 5 назад мы активно пошли в новые технологии: в интернет-проекты, композитную промышленность.

- Проконсультируйте наших читателей: актуально, выгодно сегодня покупать жилье в новостройках, а потом сдавать их?

- В докризисные годы это было обоснованно, потому что тогда люди инвестировали в квартиру на этапе фундамента. Если этот застройщик был честный, то люди получали большую прибыль, когда дом был достроен. И они могли уже тогда эту квартиру продать или сдавать в аренду, будучи уверенными, что капитализация, стоимость их квартиры выросла, иногда даже в разы за время строительства дома. И это все продолжалось до 2008 года. Именно поэтому мы тогда тоже участвовали в строительстве элитных домов в Санкт-Петербурге, Москве. Были соинвесторами. Только многие люди делали это в масштабах одной квартиры. А мы делали это в масштабах целого дома.

Но после 2008 году мы на этом поставили крест, потому что прекратили верить в этот рынок, и не верим в него до сих пор и, возможно, в него никогда уже не вернемся. А что касается рынка коммерческой недвижимости, то с 2008 года стали инвестировать туда. Это в основном торговые площади, которые сдаются в аренду. Сегодня я бы не советовал продолжать инвестировать в арендный бизнес: в торговой недвижимости предложение выше спроса, а в жилье – очень низкая доходность. Квартиры сдаются в аренду потому, что это – не очень нужный в данный момент хозяевам актив и просто - некоторая «прибавка к зарплате», а не потому, что это возврат инвестиций. В кризис 2014 года мы многое пересмотрели и пошли в другой рынок. Для нас сегодня и рынок строительства жилья, и рынок торговой коммерческой недвижимости — уже прошлое. Сейчас все наши ориентиры, возможности, и средства, и управленческие компетенции мы направляем в технологический бизнес, в создание технологических компаний.

- А вот об этом расскажите подробнее.

- Технологический бизнес является для нас главным, основным вектором на завтра. Мы всегда направляли деньги только в те сферы, в которые сами верим. Это касается наших собственных средств, и средств наших партнеров и инвесторов. Мы как компания «Русские инвестиции» - бутик по управлению частными деньгами разных людей. Но, к слову о медиа, сейчас мы очень верим в новые медиа, такие, как соцсети. И мы сюда тоже активно инвестируем.

- Раскрываете оборот ГК «Русские инвестиции»?

- Нет. Потому что у нас группа управляет деньгами частных инвесторов. А это десятки человек. И с каждым подписано соглашение о конфиденциальности. Поэтому сама модель управления бизнеса (то есть привлечение денег от частных инвесторов и инвестирование только в собственные проекты под нашим управлением), сама эта система по определению должна быть закрыта. Мы не инвестируем деньги в рыночные продукты: не покупаем акции, облигации, не играем на фондовом рынке. Мы за ним внимательно следим, мы его анализируем, но не являемся игроками на этих рынках. Мы тратим деньги только в свои собственные проекты. У нас мало рискованная политика и полная ответственность за чужие деньги.

- В этом случае какие-то проценты гарантируете своим инвесторам? Или?..

- У нас с ними разные соглашения. В том числе и такие, когда мы гарантируем фиксированную доходность или, когда даем долю в бизнесе. Часто - основную долю в бизнесе. С каждым договоренности индивидуальны. Они достаточно конфиденциальны. На публике это всегда наш проект, только потому, что управляем им и представляем его мы. При часто мы даже не владельцы, только – управляющие.

«Социальная сеть Report: первый год нам будет стоить миллиард»

- Какой ваш проект в этом году станет прорывным?

- У нас различные проекты и при этом мы никого не копируем. Весной мы запустим интернет-проект с условным названием Customоrrow, который позволит заказать производство любых персонифицированных изделий, будь то кольцо, подарок к празднику, футболка или что-то еще. Поскольку это проект международный, производителя можно будет найти по своей локации: в Иванове, Москве, Берлине. Проект объединит всех кастомных производителей, готовых работать с интернет-заказами. Обычно те компании, которые могут индивидуально производить товары, - небольшие. Им сложно тратить деньги на рекламу. Потому о них могут и не знать.

Мы хотим, чтобы как booking.com объединил все отели, так и мы объединили всех производителей несерийных продуктов. Маркет-поиск для кастомизированных продуктов соединит разных игроков рынка. Там автор идеи сможет найти дизайнера. А дизайнер - технолога, инженера. Объединим все эти компетенции, чтобы самую дерзкую задумку можно было быстро и просто материализовать. К нашему порталу можно будет обратиться, чтобы свое желание воплотить, не вдаваясь в детали, какая технология за этим стоит. А мы будем получать свою комиссию от заказа.

- Совсем недавно стало известно, что Вы проинвестировали в белорусское приложение Report. Расскажите, чем этот проект Вас привлек, и как Вы нашли команду этого проекта?

- Мы совместно создали идею. Создатели проекта когда-то вступили в контакт с нашим бизнес-акселератором (у нас есть такой бизнес-проект - инкубатор для развития новых стартапов). Речь идет о социальной сети, в которой люди будут не просто выкладывать фото и видео, а будут создавать изображения на заказ. И смогут заработать на этом. Это было придумано нашими белорусскими коллегами: тот, кто хочет получить изображение, получит его. Мы развили тему: предложили реализовать онлайн - доступ к зрению другого человека

- А подробнее?

- Сейчас мы делаем социальную сеть, рабочее название Eyezone, смысл которой подготовиться к появляющимся в 2018-2020 годах новым гаджетам. Когда люди смогут передавать в интернет то, что они видят, с помощью новых устройств: очки, линзы. Такая техника на подходе и сейчас испытывается крупнейшими мировыми технологическими компаниями. Только представьте, можно будет, к примеру, увидеть матч чемпионата мира по футболу глазами конкретного зрителя, присутствующего на матче. Естественно, если этот человек примет Ваш запрос. Примерно половину средств в этом проекте мы инвестируем в криптобезопасность. В то, чтобы эта сеть была серьезно защищена, потому что доступ к зрению другого человека - очень деликатная вещь. Работа над безопасностью должна продолжаться всегда: вместе с развитием интернет-технологий растут криптотехнологии хакеров.

- Как думаете, в этой сфере у Вас будут конкуренты?

- Мы понимаем, что в целом по этой тематике не будем одни. Сейчас конкурируют классические социальные сети. Они похожи, почти один и тот же функционал. Наш продукт с точки зрения интерфейса проще и отличен от других продуктов. Первый год продвижения нам будет стоить около миллиарда рублей. Но в дальнейшем начнется этап очень интенсивного мирового маркетинга сети, и на этом этапе мы будем опираться на средства соинвесторов. Наша задача на первом этапе - получить более миллиона пользователей. Срок - полтора года после релиза сети. А он произойдет в середине 2018 года. Сейчас сеть уже работает, но находится в тестовом испытании у топ - блогеров.

«В 2018 году биткоин еще будет стоить дорого»

- Главный тренд последнего года - биткоин. Вы относитесь к нему как к «мыльному пузырю» или финансовом инструменту будущего?

- Отношусь как финансовому инструменту будущего. Но не к биткоину, а к блокчейну как технологии. Биткоин - хороший инвестиционный инструмент с момента его зарождения до середины 2017 года. То время, когда он рос и имел монопольное положение на рынке криптовалют, он был интересен. И перспективен. Те, кто в него инвестировали 3 года назад, год назад, заработали. И были совершенно правы! Мы, повторюсь, инвестируем только в бизнес собственного управления. Это не наша тема, но мы к ней относимся вполне положительно. Сам биткоин с точки зрения криптотехнологий, по которой валюты созданы, недостаточно современен. Сейчас он прошёл период старта и признан на многих рынках, начались колебания вверх и вниз, а в будущем он все больше будет испытывать давление со стороны конкурентных инструментов. Это реальность. Период поступательного роста закончился. Сейчас он будет находиться в периоде колебаний.

Не исключаю, что в 2018 году биткоин еще будет стоить очень дорого. Но его существенное понижение неизбежно, потому что появятся более качественные криптовалюты. Постепенно они будут более распределенными. Многие государства тоже могут перейти к выпуску криптоденег типа крипторубль и криптоюань.

- У нас может появиться крипторубль?

- Не знаю, будет ли у нас криптовалюта, но многие страны над такими аналогами работают. Не фиатная валюта, а криптовалюта создается, но под маркой государства, а не публичных инвесторов. Они тоже часть рынка заберут. Более современные криптовалюты часть рынка заберут. Потом появятся новые гаджетные технологии. И это все на биткоин давит. Поэтому если говорить про стратегические инвестиции, то я бы не советовал сегодня людям уверенно обращаться к биткоину. С ним теперь должны работать только высокопрофессиональные, в хорошем смысле, спекулянты, которые будут ежечасно уметь отслеживать колебания его курса в формате биржевых торгов. Это уже точно не частные инвесторы, а брокеры и программы. Время частных инвесторов прошло.

«Доверие для меня - это сегодня гиперкатегория во всех смыслах»

- Вы активно перемещаетесь по стране и миру. Как удается совмещать бизнес, ваши личные выступления, большое любопытство ко всему и вся?

- Я действительно много перемещаюсь. Мне это очень интересно! И пока здоровье позволяет, не испытываю неких физических проблем. Часто за неделю я посещаю, бывает, и 10 - 12 городов. Рекорд был 15. У меня как минимум 2-3 перелета в неделю. Для меня это норма жизни. И боюсь, что если остановлюсь, то долго не смогу прожить в спокойном графике. Люди, которые находятся в интенсиве, в него заходят на всю жизнь, насколько здоровье позволяет.

Все эти перемещения в большинстве своем связаны с бизнесом, научной деятельностью или с образовательными программами. При этом не могу сказать, что управлению бизнесом лично уделяю большое внимание. Везде мы создаем управляющие компании и доверяем им. Я в основном занимаюсь стратегией, разработкой перспективных идей, участвую в принятии стратегических решений: годовых бюджетов, обсуждении продажи или приобретения бизнесов.

- А кадры сами подбираете?

- Одна из моих главных задач - подбор профессиональных главных управляющих, которым можно доверять. То есть я подбираю только несколько человек, остальное – ниже. Я вообще считаю, что доверие - это очень важное качество в бизнесе сегодняшнего дня, и для продуктов сегодняшнего дня. Потому что пока люди не будут доверять новому продукту, мы его не продадим. То есть мы должны в первую очередь делать для людей, и чтобы люди доверяли. Не для собственных денег, а чтобы людям это понравилось. И тогда будут и деньги, и успех. Поэтому для меня доверие — это гиперкатегория сегодня во всех смыслах.

- Вы жесткий руководитель?

- Я конкретный. Нужно всегда рассматривать суть. Я сам живу по принципу: теоретики усложняют, а практики упрощают. Минимум воды и лишнего! Еще важнее: создавать с самого начала команду мечты для старта проекта. Поэтому у нас очень маленькая текучка. Есть те, которые работают у нас всю свою жизнь, потому что им работать интересно. Я стремлюсь создавать творческую атмосферу, чтобы не только мне самому было работать интересно, но и людям. Сегодня все создается в совместной деятельности. Коленно-лидерская экономика - вчерашний день. Сейчас в почёте совместная работа, коворкинги, обмен компетенциями. Я сам постоянно учусь и рад саморазвитию сотрудников. Компания должна быть как семья. Тогда человек в трудное время не бросит свое дело, и дело станет любимым.

- Есть такое мнение, что главный рост любого предпринимателя — это способность мечтать. И воплощать свои мечты в жизнь. О чем мечтаете Вы?

- Я хочу вывести на рынок продукт, который будет пользоваться популярностью у миллионов людей в различных странах. Проще говоря, сделать продукт мирового уровня. Пока еще мы даже не подошли к этому. Говоря терминологией штангистов, такой вес пока ещё не брали. Хотим этот вес взять! На сегодняшний момент к выполнению задач мы технологически уже готовы. А вот практически мы должны еще сами себе и, главное, покупателю и потребителям доказать конкурентные преимущества нашего продукта.

- Если бы Вы стартовали сейчас с нуля, каким бы бизнесом посоветовали заниматься?

- Колоссальный простор для бизнеса в области генной инженерии, биотехнологий, компьютерной безопасности, искусственного интеллекта. Перспективны новейшие приложения для персональных гаджетов и сфера оригинального креатива. Она в разных своих воплощениях будет расти и будет больше монетизироваться, чем в период тотального копирования и воровства авторских прав. Ведь главным изготовителем копий станет искусственный интеллект, а интернет пространство – прозрачно. Зато авторы оригинального креатива, будут получать отчисления с каждой продажи в интернете и станут обучать искусственный интеллект.

«Платформа для стартапов – университеты и частные образовательные площадки»

- Поговорим о бизнесе с другой стороны. Сегодня 2018 год, но отношение к предпринимателям почти не изменилось: для большинства это по-прежнему люди, которые ведут нечестный образ жизни. Как искоренить этот стереотип?

- Должен появиться бизнес классический! Отношение, которое было сформировано, частично справедливое, а частично - нет. Но оно обоснованное! Посмотрите, какие у нас 5 основных драйверов развития бизнеса были до сих пор. Я их перечислю. Первый - бизнес, основанный на военно-промышленном комплексе и деятельности госкорпораций, по сути государственный. Второй - нефтяной олигархический бизнес и газовый бизнес, основанный на сырье, на наших недрах. Третий бизнес построен на расходах - самый популярный бизнес в регионах. Самые большие региональные состояния были созданы на государственных подрядах, на доходных госдолжностях, на отчислении долей за что-то.

Четвертый - строительный бизнес и все, что связано с ним. Он наиболее уважаемый. С ним связана тесно продажа строительных материалов, мебели, предметов интерьера и пр. Период роста строительства - с 1987 по 2017 год. 30 лет. За эти годы он создал вокруг себя много разных бизнесов. Он не всегда с минусом, а больше с плюсом, но тоже был частично дискредитирован различного рода обманутыми дольщиками и другими проблемами.

Пятый - торговый бизнес, он в нашей стране особенно у старшего поколения ассоциировался с таким понятием, как спекуляция (кстати, это понятие было уголовно-наказуемо).

Есть ли среди этой пятёрки безупречные бизнесы, созданные за счёт собственных мозгов? Немного. А ведь с начала 90-х эти 5 видов бизнеса генерят до 90 процентов реальных доходов предпринимателей. А классический бизнес – это идея, креатив, риск, инвестиции и возврат на них.

- А что поменяется, когда появится классический бизнес, к слову, впервые в истории страны?

- В данный момент появляется бизнес технологический. В мире он самый большой. Пятёрка крупнейших компаний мира - технологические компании. Развитие технологического бизнеса непринужденно изменит отношение к предпринимателям, потому что технологический бизнес не может быть неинтеллектуальным. А интеллектуальный труд у нас всегда в России уважали. Он ценился, начиная от смекалки героев русских сказок, кончая талантливыми изобретателями и гениальными учеными. Это всегда было нашей гордостью! Во-вторых, впервые появляется возможность объединить бизнес и уважаемую в обществе сферу образования. Когда появляется технологический бизнес, то связь обучения с бизнесом перестаёт быть формальной. Как везде в мире стартапы будут рождаться в университетах и в среде частных образовательных площадок вроде «Точки кипения». Раньше образование просто не было сильно нужно той самой пятёрке главных бизнесов из 90-х. Теперь появляется тот бизнес, который просто должен объединиться с системой образования, а дипломы можно будет защищать в форме бизнес – проектов.

«Березовский был любимым демоном СМИ»

- Вы – человек, который всегда держит руку на пульсе событий. Наверняка знаете, что сейчас активно обсуждают книгу Петра Авена (президент «Альфа-банка» - прим. Ред.), посвященную воспоминаниям о Борисе Березовском. Вы ведь в 1990-е годы несколько лет работали под его руководством. В контексте информационного шума расскажите, каким Вы запомнили Березовского? Быть может, он Вас чему-то научил?

- Я читал только отрывки книги в печати. Я считаю, что текст честный, достаточно реалистичный. У меня сложная история с Борисом Березовским: в 99-м году он из-за политических выгод меня и партнера фактически отстранил от бизнеса и фактически выгнал на улицу. С того года мы не виделись. Но у меня нет к нему жёстких обид, потому что я понимаю, это был человек, который мыслил, скорее рациональными категориями, а не морально - этическими. У него плохо было с этикой, с сочувствием к людям, к сожалению. Он ставил задачи и механически выполнял их, полностью веруя в свой гений. При этом он был очень яркий, талантливый человек с потрясающими способностями коммуникатора что называется Face To Face (лицом к лицу). Он очень на многих людей производил сильное впечатление. И добивался достаточно масштабных результатов благодаря тому, что был очень блестящий коммуникатор и креативный человек.

Но он совершенно не чувствовал, какое впечатление оставляет о себе в обществе. Он недооценивал свой негативный образ. Еще раз, говорить о какой-то человеческой этике достаточно тяжело. Когда мы эффективно продавали на телевидении спонсорскую рекламу, и в один час узнали, что он принял решение нас этого контракта лишить, отдать в силу политики компании, в которой участвовал тогда министр Лесин (очень влиятельный человек, а мы были никто, просто энергичные мальчики), конечно, было обидно. Но человека уже нет в живых. В России не принято говорить плохо о тех, кто ушел. Поэтому в любом случае, когда человек уже не с нами, то я скорее могу сказать, что это все уже давно в прошлом.

- То есть Вы согласны с комментарием Сергея Доренко, что «Березовский - это архитектор современной России»?

- Совершенно и категорически не согласен. Я считаю, что его роль сильно преувеличена прессой, преувеличена, как его оппонентами, так и его поклонниками. Это любимый демон СМИ. Безусловно, он был яркий талантливый человек и коммуникатор, и сложный персонаж, который мог ни перед чем не останавливаться ради поставленных задач, человек с прочным негативным имиджем. Но вклад в историю той эпохи Егора Гайдара или Валентина Юмашева, Виктора Черномырдина или Евгения Примакова был несомненно выше.

Единственное, где Березовский сыграл первую скрипку: это победа Бориса Ельцина во время вторых выборов. Все происходило совсем рядом со мной: мы занимались корпоративным управлением и бизнесом, а он политикой на телевидении. И он фактически реформировал президентский штаб. Для успеха той избирательной кампании его вклад был решающим. И эта победа сформировала у него самого ложное ощущение всесильности олигарха. До этого и после его роль преувеличена. И об этом достаточно честно, с точки зрения положительных и отрицательных моментов, пишет Петр Авен.

«Президентские выборы - некий референдум о доверии Путину»

- Поговорим о президентских выборах-2018. Любопытные кандидаты в президенты в этом году: Павел Грудинин, Ксения Собчак и другие. Многие из них люди из бизнеса, успешные, самодостаточные. Зачем идут в политику? Ваше мнение.

- У каждого своя собственная мотивация. Но я не считаю, что кандидаты любопытные. Для меня кандидат один - действующий Президент. Все остальные… Кандидаты из шоу-бизнеса или с клубничных полей, на мой взгляд, это несерьезно для большой политики. У нас люди, которые могут представлять какую-то политическую альтернативу, в политику не идут. А почему? А потому что понимают, что проиграют: рейтинг действующего президента реально высок. Какие бы кандидаты ни были, сегодня президентские выборы - это некий референдум о доверии Путину с фиксацией определенного рейтинга, по сути своей. Ни одного серьезного реального политика, кроме Путина, во всем спектре разноцветных кандидатов я не вижу. Нет ни одного, кто был бы серьезным и современным политиком.

Ксения Собчак, к примеру. Для меня она - несерьезный кандидат. Как ведущая она вызовет к себе гораздо больший интерес. Я сам телевизор практически не смотрю. Только в Интернете получаю информацию, но я знаю, что у нее есть много поклонников, как у ведущей.

- Вы, к слову, очень активны Facebook и Instagram. Это желание быть открытым для других? Или, таким образом, пытаетесь быть на волне, пользоваться новыми веяниями?

- Желание быть открытым есть, это для меня норма. Более того, это абсолютное обязательное современное требование для того, кто ведет более-менее заметный бизнес. Для меня было странно увидеть некоторые постулаты общения с прессой, когда я начал вести бизнес в Ивановской области. В те годы (а это было много лет назад) бытовало мнение, что деньги любят тишину, и что бизнес не должен быть публичным, быть в соцсетях. Быть открытым - крайне полезно для нормального бизнеса. Полезно общаться с людьми, принимать их пожелания, рекомендации и претензии, в том числе. Такая открытость помогает развивать бизнес. Поэтому я считаю, что открытость должна быть определенным стандартом. Человек, который занимается каким-либо значимым делом (политик это или бизнесмен), должен быть открытым. Это стандарт сегодняшнего дня.

«Мы уже ушли в категорию сообществ»

- А роль СМИ потеряла свое значение, если сравнивать 2018 год и, к примеру, 90-е годы?

- Смотря что называть СМИ. Роль массовых коммуникаций выросла. Но эти массовые коммуникации стали другими. Главной массовой коммуникацией сейчас стал интернет. Его роль колоссальна во многом. Сейчас очевидно растет интерес к культуре. Люди все больше и больше ходят в кино, на большие выставки в музей, а в больших городах даже очереди. В городах средних, как Иваново, гораздо больше стали ходить на выставки. Почему? Благодаря интернету. Интерес к культуре вырос. Если в 90-е годы люди не обращали внимание даже на снос памятника, то сейчас в Иванове появилось движение «АрхДозор», которое направлено на сохранение исторической среды города. Интернет сегодня - главная, базовая коммуникация. Роль массовых коммуникаций не уменьшилась ни в одной стране. Просто они стали другими, более персонально ориентированными. Раньше это было вещание на все общество. Сейчас общества нет. Есть конкретные мужчины и женщины и есть сообщества. Мы живём в «экономике сообществ». Сегодня большие СМИ общаются с сегментированными сообществами. Это появилось благодаря социальными сетям, интернету, группам по интересам. Вот так от «экономики общества» формата 20 века мы пришли к экономике и медиасреде сообществ. А затем коммуникации всё чаще будут обращаться к каждому конкретно. Тогда, ещё в этом веке, мы перейдём к «экономике людей».

«Новое поколение губернаторов зарабатывает лайки на местах»

- От президента – к губернатору. По Вашему мнению, назначение замминистра экономического развития РФ губернатором Ивановской области – новость? Уход из статуса федерального чиновника в региональные - это повышение или понижение?

- Повышение, потому что быть первым - это лучше, чем быть вторым. Наши федеральные министерства построены так, что там есть одно действующее лицо - министр. А все остальные - это сотрудники его аппарата, более-менее высокого уровня. Поэтому это точно повышение. Я преподаю на программах обучения государственных чиновников и могу точно сказать, что то поколение, которое сейчас приходит, оно, также как более молодое поколение в бизнесе, не ставит в приоритет личные коммерческие задачи. Еще 5-7 лет назад чиновники приходили, чтобы заработать деньги себе и семье. И поэтому шли в чиновники: там было много денег. Сейчас в интернете молодые люди больше зарабатывают лайки, чем деньги. Чиновники зарабатывают карьерный рост будущего, чем деньги для себя. Мне кажется, что в новом поколении губернаторов (не всем, а большинству) во многом нужны такие своеобразные лайки и успехи на местах, чтобы у них здесь получилось, стало всё хорошо. Тогда для них откроются большие перспективы. Трамплин невозможен без результатов. Поэтому я считаю, что однозначно такие изменения позитивны. Есть надежда на то, что власть теперь становится кровно заинтересованной в своей эффективности, а не просто в спокойном общественном мнении или личном обогащении.

- Несколько слов о «Ласточке». Как Вы относитесь к запуску и окупится ли этот инвестиционный проект? Будет ли он востребован у простых ивановцев?

- Мне лично будет очень удобно. Но люди будут голосовать рублем, и Blablacar тоже останется востребованным, как и маршрутки, и автобусы. Инфраструктурные ж/д проекты в основном никогда не окупаются. Поэтому пока это делает государство. Если бы они были окупаемы, тогда бы уже давно везде ездили поезда, потому что большой нефтяной и газовый бизнес давно инвестировал бы туда деньги. Я считаю, что для каждого варианта передвижения из точки А в точку Б, в частности из Иваново в Москву и обратно, будет своя аудитория. Те, кто хотят ездить за 500 рублей, сядут на автобусы. Кто готов выложить 1000 рублей, будут ездить поездами. Это в два раза дороже, но еще не 3-4 тысячи, как билет на самолет. «Ласточка», думаю, будет заполнена. И запуск «Ласточки» - большой прорыв для нового губернатора. Во Владимирской области, которая живёт не богаче, на «Ласточке» ездят. И у нас она будет очень популярна.

От инвестиций – к благотворительности. Почему в России по-прежнему говорить о благотворительности - это кич? Ведь если посмотреть на мировые примеры, публичные персоны наоборот всегда открыто освещают тему благотворительности, чтобы привлечь в нее как можно больше людей? Почему российское общество воспринимает это в штыки?

- В мире много лет действует система общественного договора. Есть большое количество законов, связанных с льготами, которые предоставляют благотворителям в их текущей деятельности. Часто большим компаниям просто выгодно инвестировать и тратить какие-то деньги на добрые дела. Вместо того, чтобы заплатить некий налог, они могут какие-то деньги потратить на благотворительные цели и создать себе хорошую репутацию. Эта практика применима для бизнеса, который существует десятки и сотни лет: для успешных компаний, для family-офисов, компаний, которые имеют уже наследственное владение. Мы в России до этой стадии еще не дошли. Мне само слово «благотворительность» не очень нравится. Я делаю добрые дела, но делаю их с основной мотивацией - попытаться улучшить мир вокруг. Это важное дело каждого. В этом и наша реальная любовь к Родине. Наша проблема в том, что с 1917-го года - целый век - мы во всем полагались и рассчитывали только на то, что кто-то третий или государство должно всё сделать за нас.

Считаю, что мы сами должны делать мир вокруг лучше. Делать это, не преследуя коммерческую цель. Пример. Мы благоустраивали в Плесе двор одной из пятиэтажек. Это был не коммерческий проект, а некое улучшение мира для людей, которые там живут. Причем мы начали с того двора, где люди живут совсем небогатые. Сами они точно этого не сделают. Я исхожу из того, что, если я проехал мимо и посмотрел, что на этой площадке есть дети, они играют, а родители, бабушки, дедушки просто сидят в беседке - это уже хорошо. Это значит, что мы среду сделали более цивилизованной. Или на Соборной горе уничтожаем борщевик. Соборная гора - это самое красивое место, оттуда один из лучших видов в России. Потрясающий памятник истории. И там рос страшный борщевик. Позор.

«Фабрики могут стать объектами сельского хозяйства»

- В 2012 году Вы назвали несколько приоритетов в развитии Ивановской области. В частности, тогда Вы сказали, что это качественная розничная торговля, промышленное производство продуктов питания, инвестиционные проекты в области инжиниринга и туризм. Прошло ровно 5 лет. Изменилась и мировая экономика и политическая конъюнктура. Поменялись ли приоритеты?

- Дело в том, что они не так сильно изменились. У сельского хозяйства есть потенциал. Продукты можно производить не только на полях, но и с помощью биотехнологий. В Ивановской области в силу кризисных явлений осталось много заброшенных зданий, в том числе фабричных. Часть из них могут уйти под производство с помощью биотехнологий и биотехнологичных продуктов. Это парадоксально, но фабрики могут стать объектами сельского хозяйства. Инжиниринг, безусловно, да, потому что есть неплохие кадры.

В регионе есть Энергетический, Политех и Химико-технологический университеты. Тема инжиниринговых компетенций сейчас будет расти, причем заметно: в России появятся технологические компании, государственные большие и частные небольшие. Это перспективно, интересно и актуально.

Туризм. Пока я не вижу качественной маркетинговой работы в сфере туризма. Для него нужна инфрастуктура и реклама. Палех, Лух, Кинешма, Юрьевец, Шуя и многие другие города, поселки и районы области обладают очень большим туристическим потенциалом. Я думаю, этот потенциал можно будет реализовать где-то через 3-5 лет уверенного экономического роста. Не сейчас, когда мы только кризис пережили. Но перспективы для развития есть.

Ну и композитная индустрия, современные материалы, в том числе для моды, для fashion. Это историческая компетенция, это должно быть. У нас должны появиться талантливые дизайнеры, которые будут медиагенераторами, авторами идей, которые будут не только свои коллекции делать, но и обучать искусственный интеллект в соответствии с современными технологиями. Я верю в это поколение стартаперов.

В сфере IT тоже можно много чего добиться. Она крайне перспективна - от кибербезопасности до искусственного интеллекта и приложения для новых гаджетов.

Мне очень нравится, что новый глава Ивановской области Станислав Воскресенский имеет потенциал для привлечения больших внешних инвесторов. Он может привлечь большие международные компании, потому что, если честно, ручная работа по привлечению внешних денег очень важна. В регионе жизнь не будет лучше, если в ней не будет много бизнеса. Появилось много бизнеса - и люди стали жить лучше. Смена руководителя ничего не решает, если не появится новый бизнес. Не политика определяет роль людей, а экономика и бизнес. Поэтому то, что сейчас власть способна привлекать новый бизнес, - большой плюс.

***

Блиц-опрос

- На какой машине ездите, за рулем или с водителем?

- Больше люблю с водителем, чтобы иметь возможность работать. Между городами я езжу на внедорожнике «Тойота». В джипе я совершенно спокойно работаю на заднем сиденье.

- Во сколько лет заработали свой первый миллион долларов?

- В 27.

- Facebook, Telegram, Instagram?

- Чащеиспользую Facebook.

- Ваш главный проект в жизни.

- Пока еще его не сделал.

- Брюнетки или блондинки?

- Почему не рыжие? Не только внешность важна. Но могу сказать, что жена у меня брюнетка.

- Сколько наличных носите с собой?

- Практически не ношу. Расплачиваюсь либо с гаджета, либо кредитной картой. Ношу только на чаевые в ресторан или кафе.

- Биткоин или доллар?

- Пока доллар.

- За сколько готовы продать ТРЦ «Серебряный Город»?

- Если кто-то придет и предложит 5 млрд рублей, то продадим.

- Большой бизнес без политики возможен?

- Возможен.

- Три лучших российских бизнесмена, на ваш взгляд.

- Михаил Фридман, Андрей Рогачев, основатель «Пятерочки», - это из оффлайн бизнеса. Из тех, кто занимается сферой IT – Евгений Касперский.

- Из мировых бизнесменов?

- Илон Маск.

Для справки

Кирилл Игнатьев. Родился в 1971 году. С отличием окончил Московский государственный институт международных отношений МИД России и Академию депутатского корпуса.

Работал в МИД России, аппарате Моссовета, Российской государственной телерадиокомпании «Останкино». Депутат Государственной Думы РФ первого созыва.

В 2012 - 2015 гг. - член Попечительского совета Ивановского отделения Русского географического общества. Депутат Совета Плесского городского поселения в 2015 и 2016 г.

Соучредитель Ивановского регионального общественного движения «В защиту интересов населения в сфере архитектуры, градостроительства и охраны культурного наследия «АрхДозор».

Поддерживает благотворительные проекты в Плесе.

С 2013 года - координатор проекта «Технический прогресс и экономика будущего». Проект инициирован группой компаний «Русские инвестиции» и РАНХ и ГС при Президенте РФ.